Исключение колесных тракторов из заготовки силоса нанесёт урон животноводству Курганской области




Исключение колесных тракторов из заготовки силоса нанесёт урон животноводству Курганской областиИсключение колесных тракторов из заготовки силоса нанесёт урон животноводству Курганской области — власти.

Депутаты Курганской областной думы обратились в Совет Федерации с просьбой о пересмотре Минтрудом РФ новых правил охраны труда в сельском хозяйстве. Соответствующее письмо региональные парламентарии написали сенатору Сергею Лисовскому, сообщает корреспондент ИА REGNUM.

В Курганской области стартовала посевная кампания. И всплыли проблемы, связанные как с интервенцией зерна, так и с заготовкой кормовых культур. Одним из условий успешного развития животноводства является создание прочной кормовой базы и увеличение производства и сохранности консервированных кормов. Наиболее распространенным способом консервирования сочных кормов является силосование и сенажирование измельченной зеленой массы в траншейных хранилищах заглубленного, полузагубленного и наземного типов, а также на специально подготовленных и выровненных площадках в курганах и буртах, сообщают курганские депутаты своему сенатору.

Согласно Приказу Минтруда РФ от 25.02.2016 № 76н, в целях безопасности работников при проведении сельскохозяйственных работ допускается использование для трамбовки силосной (сенажной) массы на курганах и буртах только гусеничных тракторов общего назначения не ниже третьего класса тяги. Данная техника, действительно, более устойчивая и исключает травматизм. Ранее разрешалось использовать для трамбовки колесный трактор, если траншея для силоса соответствовала определенным требованиям. Сейчас лазейку в правилах безопасности приказ Минтруда прикрыл.

Кроме того, по данным регионального Гостехнадзора из стоящих на учете в Зауралье тракторов на весь регион лишь 28% гусеничных. И это техника еще советского производства. Курганцы, скорее всего, не смогут соблюсти новые правила Минтруда РФ. Переоборудовать бульдозеры под новые правила — это немалые затраты. И даже если контролирующие органы сжалятся над бедными фермерами в этом заготовительном сезоне, то на следующий спуска никому не будет.

«На сегодняшний день сельскохозяйственные товаропроизводители Курганской области столкнулись с проблемой заготовки сочных кормов, так как не все, даже крупные хозяйства, в силу финансовых трудностей, имеют в наличии гусеничные тракторы, — пишут курганские парламентарии сенатору. — Кроме того, эффективность трамбовки силосной массы колесной техникой, обладающей большим давлением ходовой части, в настоящее время доказана. Таким образом, требование об использовании для трамбовки силосной (сенажной) массы на курганах и буртах только гусеничных тракторов общего назначения не ниже третьего класса тяги в условиях острой нехватки гусеничной техники будет препятствовать своевременной закладке силосной (сенажной) массы и, в результате, приведет к тому, что сельхозтоваропроизводители будут вынуждены существенно снизить объемы производства животноводческой продукции, что в целом негативно отразится на развитии агропромышленного комплекса Курганской области.

В Зауралье не все хозяйства, занимающиеся разведением лошадей, могут претендовать на помощь государства.

Курганская область обеспечивает себя мясом на 78 процентов. По мнению специалис­тов, дефицит можно было бы восполнить за счет увеличения производства конины, которая пока занимает в общем объеме реализации мяса всего два процента. Но этот вид животноводства не считается в регионе приоритетным.

Кредитный барьер не перескочили.

За годы рыночных реформ на предприятии, которым руководит заслуженный работник сельского хозяйства России Петр Ивахненко, почти ничего не изменилось. Разве что бывший совхоз теперь стал закрытым акционерным обществом. Возле конторы стоит все тот же покрашенный бронзовой краской бетонный Ленин — единственный, кстати, в районе уцелевший памятник вождю мирового пролетариата. Как и раньше, рабочих бесплатно кормят в бывшей совхозной столовой, дают служебное жилье, а приезжим из Казахстана и с Украины — еще и подъемные. Каждый год, как в советские времена, за счет предприятия здесь выделяют путевки в санаторий, устраивают малышей в детский сад, которому, к слову, тоже хорошо помогают, а также школе, дому культуры. А недавно пожертвовали 200 тысяч рублей на строительство новой церкви. Правда, с каждым годом благотворительностью заниматься становится все труднее.

Господдержка коневодства в регионе есть, но только племенного. На приобретение молодняка можно получить субсидию, возместив 50-65 процентов понесенных затрат.

— Нужны средства на развитие производства, — поясняет руководитель сельхозпредприятия. — Хотели взять пятипроцентный льготный кредит, но нам отказали. Приходится обращаться за коммерческими займами. А ведь хозяйство пользуется кредитами более двадцати лет — ни дня просрочки, исправно платим налоги, обеспечиваем людей работой, жильем. У меня больше ста работников. Средняя зарплата — 20 тысяч рублей.

На то, что сельхозпредприятие ущемляют в льготных кредитах, Петр Ивахненко пожаловался минувшей весной на выездном совещании федерального минсельхоза в Кургане. Когда-то совхоз «Степной» был очень известен в стране. Здесь разводили ценную породу овец — кроссбред. Из их шерсти омская фабрика делала превосходную пряжу. Полутонкорунный кроссбред мог бы стать брендом Курганской области, но в рыночную эпоху оказался никому не нужен. Овец распродали. Сейчас в «Степном» занимаются мясным табунным коневодством, но и в этом направлении, похоже, область тоже не слишком заинтересована. В свое время, рассказали в хозяйстве, гендиректор чуть ли не силой заставил региональный сельхоздепартамент принимать у него отчеты: какое поголовье, сколько лошадей прибавилось, сколько убыло. Добивался, чтобы мясное коневодство признали полноправной отраслью животноводства.

Правда, и для хозяйства это не главное направление: оно специализируется в основном на выращивании зерновых, но без табуна пришлось бы туго, особенно в неурожайные годы. Начинали буквально с нескольких лошадок, сейчас держат свыше 600 голов. Спрос на конину растет. Если раньше лошадей сбывали преимущественно в соседний Казахстан, то потом мясо распробовали и жители Зауралья, появились постоянные заказчики. Пытались завязать отношения с мясокомбинатами, но там предложили такую низкую закупочную цену, что через пару лет конеферму пришлось бы закрыть.

— Мы могли бы увеличить табун в два раза, но нет стимула, господдержки, даже региональной программы развития коневодства нет, — сетует Ивахненко.

В областном департаменте АПК возражают: господдержка коневодства есть, но только племенного. На приобретение молодняка можно получить субсидию, возместив 50-65 процентов понесенных затрат.

Кстати, племенное коневодство в Курганской области имеет глубокие традиции: им здесь занимаются с тридцатых годов прошлого века. Старейшему Шадринскому конезаводу, например, в 2020-м исполнится 85 лет. В регионе разводят орловских рысаков и русских тяжеловозов. Молодняк сбывают как внутри области, так и за ее пределами. Два хозяйства числятся в государственном племенном регистре. На Курганском ипподроме проходят межрегиональные и международные соревнования с демонстрацией лучших достижений зауральских конезаводчиков. Но племенная работа — это, как известно, особая статья. С мясным направлением она ничего общего не имеет, но почему нельзя развивать и то, и другое.

— Если мы хотим решить государственный вопрос по снабжению населения мясом, то племенным скотом эту брешь не закроешь, — считает Ивахненко.

Существует, правда, еще грантовая поддержка: деньги выделяются начинающим фермерам и на развитие семейных животноводческих хозяйств, в том числе коневодческих. Два таких гранта получили жители Катайского и Макушинского районов, но это капля в море.

Одним из получателей гранта (9,3 миллиона рублей) на развитие семейного коневодства стала выпускница сельхозакадемии глава КФХ из Макушинского района Алена Тарасова. В ее табуне уже около 150 русских тяжеловозов. Девушка намерена по примеру своего отца заняться разведением племенных лошадей. Призналась: грант, конечно, помог ей организовать свое дело, но средств на развитие все равно не хватает. Чтобы получить дополнительные субсидии, она мечтает о статусе репродуктора или племзавода для своего хозяйства. Правда, присвоить его могут только предприятия в форме ЗАО или ООО, а индивидуальные предприниматели, каковым она пока является, лишены этой возможности. Между тем по условиям господдержки в течение пяти лет нельзя менять организационно-правовую форму хозяйства. Так что Алена ждет августа 2019 года, чтобы преобразовать конеферму в ООО: даже тысяча рублей субсидий на каждую племенную кобылу будет не лишней.

Лошади вытесняют коров.

Между тем табуны в Зауралье растут. По данным профильного департамента, разведением лошадей в регионе занимаются более ста сельхозпредприятий и КФХ. В хозяйствах всех категорий насчитывается 15,7 тысячи голов, более 11 тысяч из них — на личных подворьях. В некоторых районах лошади по численности скоро догонят коров. В Катайском районе, например, на начало года числилось 3197 голов крупного рогатого скота, в том числе 1668 коров. А лошадей здесь — 1660.

Правда, коневоды советуют относиться к официальным цифрам критически. Никто, по их мнению, точно не знает, сколько лошадей в личных подсобных хозяйствах: они ведь не в стойлах, а на воле пасутся, где сами пожелают. Их начинают считать, когда чьи-нибудь «мустанги» в очередной раз вытопчут соседские посевы.

Бесспорно одно: коневодческий бизнес становится прибыльным, более того, на лошадей переходят даже те, кто традиционно занимался разведением крупного рогатого скота. Так, руководитель сельскохозяйственного производственного кооператива из Шатровского района Александр Коваленко признался, что уже приобрел свыше 200 лошадей, а от коров планирует постепенно избавляться. Слишком затратный и нервный бизнес: то цены на молоко низкие, то сдавать его некуда.

— Коневодство для Курганской области — очень перспективная отрасль, — уверена Алена Тарасова. — Для его развития есть главное условие — пастбища. Только в моей родной деревне Требушинное можно держать десять таких табунов, как у меня.

Владимир Остапенко,руководитель животноводческого хозяйства, председатель комитета по аграрной политике и природным ресурсам Курганской областной Думы.

— Конечно, лошадей выгодно разводить: неприхотливы, питаются подножным кормом, могут зимовать на улице, не надо тратить на их содержание столько электроэнергии, сколько на коров. У нас, например, в себестоимости литра молока почти полтора рубля — электричество. Но конину не все потребляют, поэтому надо просчитывать рынок сбыта, прежде чем браться за это дело. Нашему региону, считаю, все-таки предпочтительнее заниматься молочным животноводством. Когда есть коровы, будет не только молоко, но и мясо. Это направление нужно поддерживать.

В Курганском отделении Сбербанка «РГ» сообщили, что ЗАО «Степное» получило два льготных кредита. В третьей заявке было отказано на основании проведенного финансового анализа предприятия. Россельхозбанк тоже готов был оформить кредит, но предприятие не предоставило необходимый пакет документов, а сейчас оно вообще не является клиентом этого банка.

По данным регионального департамента АПК, на начало августа в регионе было подано 165 заявок на льготное кредитование. Банки одобрили 130 из них на сумму 1,3 миллиарда рублей, Минсельхоз РФ принял 113 заявок на 804 миллиона. Между тем, как сообщил первый заместитель губернатора, директор департамента АПК Сергей Пугин, лимит под краткосрочный пятипроцентный кредит на развитие растениеводства, животноводства и переработки на 8 августа еще не был выбран.

Сельхозпроизводители также очень хотели получить инвестиционные кредиты. Но, когда появилась такая возможность, заявки подали всего 19 предпринимателей. До конца дошли десять. Семеро не стали дожидаться и получили займы по коммерческой ставке, двое отказались. Возможно, дело в том, что главное условие при получении господдержки — отсутствие задолженности по налогам и сборам. Если у сельхозпроизводителя даже 30 копеек долга, льготу не дадут.

Источник: Российская газета.

В ООО «Шадринское» реконструировано и запущено в эксплуатацию помещение для молодняка КРС, сообщает ИА «Светич» со ссылкой на пресс-службу областного сельхоздепартамента.

В ООО «Шадринское» Шадринского района запущено в эксплуатацию животноводческое помещение, после капитальной реконструкции, для выращивания 160 голов молодняка крупного рогатого скота. Объем инвестиций составил более 7 млн руб.

ООО «Шадринское» является племенным заводом по разведению свиней крупной белой породы и племенным репродуктором по разведению крупного рогатого скота черно-пестрой породы.

Сейчас в хозяйстве содержится более тысячи голов крупного рогатого скота, в т.ч. 400 голов дойного стада. Годовой надой на одну корову составляет 5100 кг, ежегодно предприятием реализуется более 40 голов племенного молодняка для формирования крестьянских (фермерских) хозяйств.

В областном департаменте АПК подчеркивают, что в хозяйстве ведется активная работа по технологическому перевооружению и внедрению современных технологий в животноводстве. Источник.

Новые правила охраны труда в сельском хозяйстве, утвержденные Минтруда РФ, вступили в силу еще в прошлом году, но применять их практически сельхозпроизводители начнут нынче. Как оказалось, не все хозяйства готовы к нововведениям.

Речь, в частности, идет о заготовке сочных кормов для скота. Согласно новым требованиям на трамбовке силосной (сенажной) массы на курганах и буртах должны использоваться только гусеничные тракторы общего назначения не ниже третьего класса тяги. Такая техника считается более надежной и устойчивой, чем колесная, поэтому статистика ЧП, по расчетам разработчиков правил, должна стремительно пойти на убыль. Ведь только в Курганской области, по данным региональной госинспекции труда, ежегодно на предприятиях АПК до 15 процентов зарегистрированных случаев травматизма связано как раз с тяжелой техникой.

— Правила достаточно жесткие, — комментирует начальник Гостехнадзора Курганской области Сергей Жданов. — В прежнем аналогичном документе, утвержденном приказом минсельхоза, оставалась небольшая лазейка: если траншея для силоса соответствовала определенным требованиям, разрешалось использовать колесный трактор. В новых правилах такого послабления нет.

Беда в том, что гусеничных тракторов в хозяйствах Зауралья очень мало. А из имеющегося парка (848 машин, стоящих на учете), по данным Гостехнадзора, только 562, или 66 процентов, прошли техосмотр и допущены к работе. Даже на крупных сельхозпредприятиях, имеющих более 100 коров, технику, способную обеспечить технологический процесс закладки корма, можно по пальцам пересчитать. Как оказалось, на весь регион лишь три трактора Т-100 и Т-170, причем два из них уже давно не проходили техосмотр и фактически не работают. А тракторы марки Т-4 имеют лишь 28 процентов хозяйств. В основном техника еще советского образца: в последние годы заводы резко снизили выпуск гусеничных тракторов. По словам Сергея Жданова, это общемировая тенденция.

Сами аграрии искренне не понимают, зачем нужно менять «колеса на гусеницы.

— По большому счету, дело не в технике, а в человеке. Перевернуться можно на любом тракторе, если не соблюдать технику безопасности, — считает глава СХПК из Шатровского района Александр Коваленко. — У нас на заготовке сенажа работают два трактора: днем колесный «Кировец», ночью гусеничный. При этом «Кировец» даже устойчивее, потому что по базе шире гусеничного.

По мнению руководителя сельхозпредприятия из Целинного района Сергея Мельникова, колесный К-700 по всем параметрам подходит, чтобы утрамбовать зеленую массу технологически правильно и быстро.

— Во многих хозяйствах гусеничных тракторов практически не осталось, — говорит эксперт. — У нас есть бульдозер, но, чтобы его использовать на сенаже, необходимо переоборудовать. Это потеря времени, лишние затраты и отвлечение специалистов.

По словам директора сельхозпредприятия из Юргамышского района, председателя комитета облдумы по аграрной политике и природным ресурсам Владимира Остапенко, весь мир трамбует сенаж колесными тракторами, программы заготовки кормов — и зарубежные, и отечественные — ориентированы на такую технику.

Пока никто не берется утверждать, удастся ли уже в этом году обеспечить выполнение новых правил. Если контролирующие органы будут жестко наказывать за их нарушение, то животноводческие фермы могут просто остаться без сочных кормов, переживают руководители хозяйств. Источник.

Кафе на колесах покоряют мегаполисы. В Европе волна мобильного стритфуда начиналась как антикризисное решение для тех, кто остался без работы. А сегодня даже именитые рестораторы обратили внимание на новую нишу. В Москве новый тренд: мобильные кафе на колесах. Их открывают и состоявшиеся уже рестораторы, и новички, не знакомые с профессиональной кухней. Совладелец нескольких ресторанов Сергей Соловейчик решил расширить бизнес. Он открыл несколько кафе на колесах. Фургоны для этого собирает сам, в Москве. В зависимости от оборудования, спецфургон обходится от 1 до 2 млн рублей (от 3,4 до 7 млн тенге). Сергей Соловейчик, предприниматель: — Мы решили еще развивать другой бизнес – ставить эти фургончики в парках, на массовых мероприятиях, потому что он на колесах ведь: поставил – увез в любое место, в любое время, работает и зимой, и летом. Инвестбанкир Александр Грабко среди опционов и фьючерсов не видел перспектив для себя. Бизнес-идея родилась в отпуске. Вместе с друзьями он купил первый фургон и встал за плиту – печь лепешки и жарить мясо. За два года стартап у новичков вырос до нескольких точек в Москве. В планах – открыть к зиме стационарное кафе. Легко ли отбросить страх, старые предубеждения и сменить профессию, поменять белый воротничок на поварской фартук? Для креативных людей — легко, если такой поворот сулит больше свободы и больше творчества. Наверное, поэтому там в основном писатели, дизайнеры, журналисты – люди, всегда готовые примерить новую роль. Несмотря на холод и дождь, фестиваль фудтраков вызвал ажиотаж среди москвичей. Люди готовы стоять в полуторачасовой очереди за гастрономическими новинками: ближневосточным фалафелем, корейскими пянсе и сербскими котлетками плескавицами. После фестиваля фургоны разъедутся по московским паркам. Организаторы обещают повторить его в ближайшем будущем – формат оказался очень популярным.

В регионе утвердили целевую программу «Развитие мясного скотоводства Курганской области на 2014–2016 годы», в рамках которой предусматриваются субсидии за реализованное мясо. Субсидии будут предоставляться при реализации мясного и поместного молодняка крупного рогатого скота с живой массой одного животного не менее 350 кг. За каждый килограмм получателю достанется 30 рублей из областного бюджета. Чтобы получить их, нужно обратиться в установленные сроки с пакетом документов в Департамент сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Курганской области. В Зауралье в этой отрасли работают свыше 30 сельскохозяйственных товаропроизводителей с общим поголовьем 5,4 тысячи голов. За этот год с этих предприятий планируется реализовать более 800 тонн специализированного мясного скота в живом весе. Источник.

Топ авторов.

Мясной Эксперт ® — зарегистрированная торговая марка.